11 января 2021 г.

Кейсы ILF. Корпоративные споры: контроль над бизнесом и его процессами

Можно выделить 2 вида корпоративных споров, которые встречаются чаще всего:

 - споры о контроле над предприятием и бизнес-процессами

 - споры касательно конкретного имущества

Первый вид — это, как правило, обжалование незаконных решений общего собрания. Часто такие споры инициируют миноритарные участники (меньшая доля и количество голосов), которые управляют предприятием и осуществляют операционную деятельность. Именно такой случай мы рассмотрим сегодня.

Какой был запрос у клиента

К нам обратился клиент, который был миноритарным участником бизнеса, управлял предприятием и осуществлял операционную деятельность. Он в совершенстве знал производство, взаимодействовал с клиентами, решал вопросы касательно дистрибьюции продукции — фактически, осуществлял все процессы, касающиеся предприятия. У этого ООО был мажоритарный участник, который при старте бизнеса дал большую денежную массу для покупки основных мощностей. В корпоративном управлении он участия не принимал, только получал дивиденды.

Кстати, иногда в украинских реалиях партнерство приобретает очень метаморфозные формы. Например, один из участников бизнеса занимает высокую должность в органах власти и обеспечивает принятие выгодных для бизнеса решений, решает вопросы с правоохранительными органами, государственными службами и т.д. Такие случаи встречались и на моей практике. 

Когда предприятие уже какое-то время активно функционировало, мажоритарный участник захотел получить больше власти над бизнес-процессами и решил поставить своего директора, который будет действовать исключительно в его интересах.

Наш клиент быстро понял, что происходит — отстранение от корпоративного управления и денежных потоков неминуемо приведет к потере компании. Поэтому он решил не терять время и обратился к нам, чтобы мы разработали для него действенную и эффективную стратегию защиты.

Что мы делали

Нашей основной задачей в этой ситуации было заблокировать вопрос, связанный с заменой директора. От мажоритарного владельца на предприятие пришел запрос с требованием созвать общее собрание. Наш клиент согласился.

Общее собрание было проведено на отдельно арендованном этаже бизнес-центра. Мы взяли на себя организацию собрания, обеспечили видеонаблюдение, контрольный пропускной режим, наняли охрану. Мажоритарный участник не появился, факт его отсутствия мы записали на видео. После этого мы составили протокол собрания и разослали его, составили акт неявки и направили соответствующие сообщения остальным участникам.

Но через три дня после собрания появился другой протокол, который свидетельствовал о том, что собрание происходило на другом этаже в холле и что нас на этом собрании не было (учитывая то, что наш клиент является миноритарным участником, его присутствие не было жизненно необходимым). Во время собрания были приняты важные решения, в частности решение о смене директора. Этот протокол нотариально заверили, в следствие чего он стал основанием для внесения изменений (кто является директором, местонахождение предприятия, распределение долей и т.д.) в ЕРДР.

После этого мы начали строить стратегию для дальнейшего признания принятых решений недействительными. Когда мы начали изучать, как на данный момент распределены доли в ООО, оказалось, что оппоненты нашего клиента решили прибегнуть к хитрости и еще до момента общего собрания подарили свои доли другому (одному и тому же) участнику. Это означало, что теперь его общая доля стала больше, чем у нашего клиента, и он автоматически стал мажоритарием.

Но оппоненты не учли одну очень важную деталь — с передачей долей они потеряли свои корпоративные права и не могли принимать никаких решений касательно деятельности бизнеса. Напомню, что решение о смене директора было принято уже после этого на общем собрании, которое оппоненты сами и организовали. В конце концов, именно это и стало нашим основным аргументом в суде.

Какой результат сотрудничества

Нам удалось доказать, что составив договор дарения и нотариально заверив факт передачи долей, прежние участники не имели права принимать какие-либо решения. Это мог делать только новый владелец. То есть все решения, принятые на общем собрании, подлежали обжалованию.

Наша позиция устояла в трех инстанциях. Замечу, что именно на этом основании нам удалось доказать незаконность принятых решений, а не потому что общее собрание де-факто не проводилось. Поэтому каждый раз, когда происходит обжалование таких решений, нужно учитывать все детали и нюансы.